Комментируя собственный Укав об упрощенном порядке получения российских паспортов гражданами ДНР и ЛНР, Президент РФ В.В.Путин заявило: «У нас нет никакого желания создавать проблемы новой украинской власти, но терпеть ситуацию, при которой люди Донецкой и Луганской республик вообще лишены каких бы то ни было гражданских прав, это уже переходит границы с точки зрения прав человека. Они не могут передвигаться нормально, не могут реализовать самые элементарные свои потребности и реализовать свои элементарные права. Это чисто гуманитарного характера катастрофа.»
             Общественность Ингушетии с пониманием относится к озабоченности руководства России к проблеме защиты прав и свобод русскоязычного населения, в какой бы части земного шара они не проживали. Если их права нарушаются на государственном уровне, то дело России – защитить и права и свободы всеми доступными средствами. В этом нет сомнений.
             Казалось бы, что, если руководство России принимает определенные меры по защите прав своих соотечественников, проживающих в Украине, то права и свободы собственных граждан, какой бы национальности они не были, внутри Российской Федерации, тем более должны быть обеспечены. Но, к сожалению, это не так. Во всяком случае, в отношении нашего ингушского народа.
             В доказательство выдвигаемого нами обвинения в адрес руководства России в части игнорирования проблемы защиты прав и свобод всего ингушского народа на протяжении многих десятилетий, приводим многочисленные факты:
             Так называемый осетино-ингушский конфликт осени 1992 года, заранее спланированный руководством Северной Осетии и осуществленный обеими Осетиями с помощью вооруженных сил Российской Федерации, завершился изгнанием из Пригородного района, оккупируемого Осетией с 1944 г., более 75 тысяч граждан России ингушской национальности; ограблением и последующим сожжением около 5 тысяч ингушских домовладений; уничтожением сотен стариков, беременных женщин, детей даже грудного возраста; бесчеловечными издевательствами над захваченными в плен ингушами в заблаговременно обустроенных концлагерях; угоном в Южную Осетию многих десятков ингушей, судьба которых до сих пор неизвестна… 
             Многочисленными правозащитными организациями, многими высокопоставленными российскими чиновниками, обществом «Мемориал», высокопоставленными сотрудниками Гепрокуротуры РФ, а также широкой общественностью многих субъектов РФ, не говоря об общественности Ингушетии, события осени 1992 г. признаны геноцидом ингушского населения г.Владикавказа и Пригородного района.
             В течение всего постконфликтного периода федеральная власть явно поддерживает осетинскую сторону, что повлекло за собой прямой запрет на всеобщее возвращение ингушей в места прежнего проживания; массовое похищение ингушей из числа немногочисленных граждан уже вернувшихся в т.н. открытые населенные пункты Пригородного района; полный запрет на возвращение ингушского населения в 8 из 16 ингушских населенных пунктов, находящихся под юрисдикцией С.Осетии; снос с лица земли населенных пунктов Терк и Чернореченское, расположенных у входа в Дарьяльское ущелье с целью отсечения ингушей от стратегически важной военно-грузинской дороги…
             Федеральный центр передал полномочия по контролю над «урегулированием» конфликта руководству Северной Осетии, полностью исключив из процесса ингушскую сторону. Эта проосетинская политика Федерального центра привела к тому, что в 1993 году Верховным Советом Северной Осетии было принято по сути фашистского толка Постановление «О невозможности совместного проживания осетин и ингушей». Хотя этот акт был признан Конституционным судом РФ неконституционным, он негласно продолжает действовать все постконфликтные годы. Об этом свидетельствуют, помимо приведенных выше, факты недопуска более ста тысяч вынужденных переселенцев в места прежнего проживания — на свою историческую родину; отказ ингушским детям обучаться с детьми других национальностей в школах, всеобщее ущемление прав и свобод граждан ингушской национальности в вопросах избрания в представительные органы разных уровней; устройства на работу в правоохранительные и силовые структуры Осетии; трудоустройства в госучреждения; занятия бизнесом; обучение ингушской молодежи в ВУЗ-ах и СУЗ-ах Осетии…
             Таким образом, мы видим, что власти Осетии с позволения Федерального центра приобрели широкую возможность «моделировать» в своих интересах характер и продолжительность урегулирования конфликта. Продолжающие действовать в Осетии нормативно-правовые и социально-экономические акты препятствуют не только возвращению вынужденных переселенцев, но и создают невыносимые психологические условия для нормальной жизни уже вернувшимся ингушам. Глобальной целью этой политики сегрегации является выдавливание всех жителей ингушской национальности за пределы Осетии. Эта очевидная националистическая политика руководство Осетии направлена на окончательное закрепление статус-кво Пригородного района и других ингушских территорий, удерживаемых с 1944 года, и исключения самой возможности воплощения в жизнь российского Закона «О реабилитации репрессированных народов».
             Мы по возможности кратко изложили бесправное положение части ингушского населения в контексте т.н осетино-ингушского конфликта. Но нельзя не сказать об открытом попрании прав и свобод всего ингушского народа, как Федеральным центром, так и проводником линии Кремля в самой республике Ингушетия, коим является ее Глава г-н Евкуров.
             Уровень доверия к этому деятелю со стороны общественности РИ начал падать почти с первых дней его назначения на пост Президента республики. Начало падения его политического рейтинга было положено неожиданно громким политическим заявлением на т.н Съезде ингушского народа в 2008 году о том, что «территория Пригородного района является неотъемлемой и законной частью Северной Осетии». Тем самым, Евкуров позиционировал себя явным противником печально знаменитого Закона «О реабилитации репрессированных народов».      
             Следующим его антиингушским и противозаконным шагом стало снятие с повестки дня вопроса о  возвращении вынужденных переселенцев в места прежнего проживания в г. Владикавказ и Пригородный район. Более того Глава РИ не предпринял ни одного сколь-нибудь значительного шага по предотвращению последствий осуществляемого в Осетии принципа «о невозможности совместного проживания» осетин и ингушей, что невозможно рассматривать как практику скрытого геноцида. Основными факторами этой политики сегрегации является руководство Северной Осетии, ее силовые ведомства, а так же вооруженные бандформирования из обеих Осетий, орудующие с молчаливого, негласного согласия руководства Осетии.                                      
             Сегодня населенные пункты Пригородного района и правобережная часть г. Владикавказа разительно отличаются от другой части Осетии в своей инфраструктурной необустроенностью, отсутствием культурно-просветительских, спортивных, производственных объектов. И это при том, что ежегодно на протяжении более четверти века на социально-экономические, культурно-просветительские цели, из Федерального бюджета направляются колоссальные средства. Но облик населенных пунктов Пригородного района не меняется. Думается, что в Счетной палате РФ следовало бы обратиться к практике расходования этих финансовых потоков.
             Что же касается главы РИ, который сам является выходцем из с. Тарское Пригородного района, то он ни разу не поставил вопрос о нецелевом использовании руководством Осетии и дислоцировавшимися в г. Владикавказе  различными Федеральными органами по ликвидации последствий т.н. осетино-ингушского конфликта, средств, выделяемых на восстановление населенных пунктов Пригородного района.
             Осенью 2018 года глава РИ, поддавшись давлению Федерального центра, инициированного руководством Чеченской республики, совершил еще одно преступление перед собственным народом, заключив Соглашение «Об установлении границ между Республикой Ингушетия и Чеченского республикой». В результате соседней республике была передана ингушская территория, богатая нефтяными залежами, древними историческими памятниками ингушского народа. Общая площадь территории, переданной Чеченской республике, составляет свыше 50 000 га. За этим последовала еще одна политическая провокация со стороны г-на Евкурова в виде внесенного им в Парламент РИ законопроекта «О референдуме РИ», в котором не содержалась статья, подтверждающая обязательность проведение референдума по вопросам изменения территории или границ РИ, об изменении ее статуса или объединение с другими республиками. Внесенный Евкуровым законопроект был якобы принят в первом чтении.
             Как выяснилось впоследствии, голосование было сфальсифицировано — 14 депутатов из 24, принявших участие в голосовании, высказались против принятия данного законопроекта. Общественность Ингушетии убеждена в том, что эта политическая афера, была провернута главой РИ с целью передачи Северной Осетии территорий со Столовой горой и заводом «Кавдополит» в Джейрахском районе РИ.
             Все эти и другие противоправные, противозаконные и предательские в отношении ингушского народа действия главы РИ, предпринимаемые им с позволения или прямых директив Федерального центра, довели ингушский народ до всеобщих протестных движений. Прошедшие в г. Магас осенью 2018 г. и в марте 2019 г. санкционированные митинги ингушского народа красноречиво свидетельствуют о накопившейся критической массе в среде ингушского народа против политической линии, осуществляемой руководством РИ.           
             Лидеры протестного движения, да и все участники прошедших митингов, не допускали никаких противоправных, противозаконных проявлений, ни в публичных высказываниях, ни в действиях. Они требовали и от Федерального центра и от руководства РИ равно то, чего Вы добиваетесь для русскоязычных граждан Донецкой и Луганской областей Украины.                        
             Мы, члены общественного движения Совета Тейпов ингушского народа, равно как и В.В.Путин, ставящий вопрос о защите прав и свобод для граждан указанных областей, добиваемся восстановления прав и свобод ингушского народа. Мы не требуем ничего, кроме справедливости в осуществлении национальной политика в отношении ингушского народа, в равной степени соотносящейся с политикой Президента РФ, направленной на восстановление прав и свобод наших соотечественников, проживающих за рубежом. Выводя людей на протестные акты, лидеры движения, все участники санкционированных митингов, да и весь ингушский народ рассчитывали привлечь внимание Федеральной власти к перманентно попираемым правам и свободам ингушского народа.
             Вместо защиты прав и свобод народа высшее руководство страны и руководство республики подвергли ингушский народ массовым репрессиям. Десятки участников мирных протестных акций, проводившихся в рамках прав, предусматриваемых действующей Конституцией РФ, арестованы; в их домах проводятся повальные обыски; многих штрафуют по максимуму; руководством РИ инициированы закрытие их малых и средних предприятий в виде аптек, рынков, и т.д., а товар из этих частных предприятий конфискуется.            
             Республика буквально наводнена силовиками из разных регионов страны, на улицах городов Республики можно видеть военную технику, а в небе круглосуточно барражируют военные вертолеты. По всему видно, что руководство страны воспринимает ингушский народ если не как врагов, то во всяком случае неблагонадежных.                               Мы от лица ингушского народа обращаемся к Вам, а в Вашем лице и ко всем парламентариям со следующими предложениями:
1. Незамедлительно принять Закон Республики Ингушетия, восстанавливающий административно-территориальную границу с Северной Осетией, существовавшей до ее антиконституционного изменения в 1944 году;
2. Направить в Конституционный суд РФ запрос о конституционности Указа от 13.12.1993г. «О статусе Пригородного района» и положение Конституции Северной Осетии о включении Пригородного района в состав Северной Осетии.

Нравится(2)Не нравится(0)