Со дня на день я откладывал подготовку статьи о митинге, произошедшем 26 марта в г.Магасе, и его последствиях. Ждал, пока улягутся эмоции и возобладает здравое суждение.
    Власть Республики в лице ее Главы попыталась внести существенное изменение в конституционный Закон «О референдуме РИ». Из закона, действующего с 1997г., была исключена статья, подтверждающая обязательность проведения референдума по вопросу изменения территории или границ Республики, об изменении ее статуса и наименования, о разделении или объединении с другими субъектами РФ. Закон в таком секвестрированном виде якобы был принят парламентариями РИ в первом чтении. Впоследствии стало известно, что голосование было сфальсифицировано.
   Четырнадцать депутатов из двадцати четырех принимавших участие в голосовании, как выяснилось впоследствии, голосовали против принятия законопроекта, предложенного Главой РИ.
    Прошедшая в Магасе протестная общенародная акция и была направлена против этой политической провокации руководства РИ.
    По инициативе руководства РИ силовые структуры, мобилизованные из других регионов России, в нарушение существующего российского законодательства применили насилие над участниками митинга, оставшимся в ночь на 27 марта на месте проведения митинга с целью соблюдения порядка и сохранения имущества. При этом ни городской властью, ни жителями города не было замечено со стороны людей, остававшихся на площади в ночное время, нарушений общественного порядка. Они не разжигали костры, не воздвигали какие-либо сооружения, не распивали спиртные напитки, не шумели, нарушая покой жителей города, не препятствовали движению транспорта. Однако рано утром 27 марта, без всякого необходимого в подобных случаях предупреждения, силовые структуры противоправно применили силу в отношении участников митинга, что, естественно, вызвало реакцию митингующих на самооборону, в строгом соответствии с существующим законодательством. Таким образом, состоялось столкновение силовых структур с участниками митинга. К сожалению, есть пострадавшие с обеих сторон. При этом следует заметить, что стычки завершились без жертв. Относительно благополучный исход противоправного применения силы т.н. правоохранительными структурами оказался возможным исключительно благодаря сотрудникам республиканского полка ППС, которые предотвратили многочисленные жертвы как со стороны мирных граждан, так и со стороны «доблестных» вооруженных сил. В итоге ингушское подразделение оказалось расформированным. Дальнейшая судьба уволенных сотрудников МВД РИ неизвестна. Не удивлюсь, если их начнут привлекать к уголовной ответственности. В пользу подобного развития событий говорят факты санкционированных центральной властью репрессий, осуществляемых против граждан республики Ингушетия, выражавших на митинге протест против антинародной национальной политики.
  Тщательный анализ событий в г.Магасе и на федеральной трассе в районе т.н. Экажевского круга приводят к неутешительным выводам. Дело в том, что привлеченные извне силовые структуры, как уже было сказано, применяли силу по разгону остававшихся на площади мирных граждан. Но как не парадоксально, к молодым людям, блокировавшим федерльную трассу с утра до вечера 26 марта, силовики отнеслись почему-то благосклонно, что наталкивает на мысль о спланированности этой акции самими же силовыми структурами. Целью этой провокации, по всей видимости, могла явиться попытка силовых структур оправдать заранее спланированное силовое воздействие на мирных граждан, доведенных до отчаяния, произволом властных структур по судьбоносным для ингушского народа вопросам: восстановления противозаконно нарушенных в 1944 году и ранее границ Ингушетии; лишения ингушского народа конституционного права на проведение выборов главы региона; антиконституционного изменения границ Ингушетии; введения смешанной системы выборов депутатов всех уровней; создания видимости борьбы с коррупцией; явного давления на предпринимателей, поддерживающих аппозиционное движение в республике и т.д. и т.д.
  Вот таким стал первый акт политической драмы, прошедший в Ингушетии на глазах у всего мирового сообщества. Но что для российской демократии мнение не только собственных граждан, но и мирной общественности? Этим вопросом невозможно не задаться, анализируя ещё более драматичные события, происходящие во втором акте этой политической драмы. 
   Судите сами. Разгневавшийся политлузер, возглавляющий республику, подобно главному герою повести Салтыкова-Щедрина  «Органчик», начал раздавать команды всем подручным силовым и правоохранительным органам: «Главарей митинга арестовать! Судить! Их бизнес подвергнуть тщательной проверке (разумеется, с соответствующим исходом)! Сотрудников республиканского полка ППС уволить! Участников митинга, предпринявших действия самообороны, посадить, а затем судить!»
   Ну чем не схож голова нашей республики с градоначальником из повести Салтыкова-Щедрина, которому мозги заменял органчик, способный выговаривать два слова: «Разорю! Не потерплю!».
   Голова республики подобного рода приказы публично отдавал, как говорят в народе, уголовнику, возведенному в ранг Секретаря Совета безопасности Дзейтову. Каковы же могли быть его закулисные распоряжения, можно только догадываться.
   И что же вы думаете? Силовые структуры, «независимые» суды, высокопоставленные чиновники устремились выполнять установки Главы Республики, который, в свою очередь, очертя голову, вылезая из шкуры, вот уже 10 лет с рвением, достойным куда более лучшего применения, выполняет установку высшего руководства страны по подавлению воли ингушского народа в вопросах восстановления своих конституционных прав.
  В результате этого А.Погорова, М.Ужахова оштрафовали по максимуму, А.Барахоев, Б.Чимурзиев, М.Мальсагов и еще многие молодые люди, участвовавшие в мирном митинге, оказались в СИЗО Кабардино-Балкарии. Как же иначе? Ведь силовиками из числа ингушей доверия нет. По этой причине их вывезли в соседнюю республику.
  Кстати о доверии. В следственный комитет республики прибыла группа следователей из разных регионов России, чтобы провести следствие по делу о протестном движении в республике. Следователей из числа ингушской национальности отстранили от дела. Даже вахтеров офиса Следственного комитета поменяли на более «благонадежных» из числа призванных из других регионов страны силовиков.
   Даже судью, рассматривавшего исковое заявление депутатов Народного Собрания по делу о фальсификации результатов голосования по вопросу принятия закона о границах РИ с Чеченской Республикой, пригласили извне. Варяг Паршин, строго следуя полученной установке, пренебрегая возможным уголовным преследованием за принятие заведомо противоправного решения по рассматриваемому делу, отказал истцам. Причем отказное решение Паршиным было вынесено, вопреки показаниям четырнадцати из двадцати четырех депутатов, голосовавших против принятия данного Закона.
   По всем этим вопиющим фактам беззакония, учиняемым в отношении как отдельных граждан, так и всего ингушского народа, общественность РИ может выражать возмущение даже в виде объявления голодовки, как, например, А.Барахоев в СИЗО Кабардино-Балкарии. Однако в условиях российской «демократии» вряд ли что изменится, пока в стране царит беззаконие, вряд ли народы смогут воспользоваться декларируемыми основным законом страны правами выбирать руководителей субъектов по принципу прямого всеобщего голосования; избирать депутатов всех уровней по смешанной системе выборов. В этих условиях регионами будут править назначенцы Кремля, которых меньше всего волнуют проблемы народов, живущих в ими возглавляемых регионах.
  Меня часто спрашивают, почему я считаю Евкурова лузером, т.е. неудачником? Да очень просто. Ему приходится править народом, который в корне отличается от граждан г.Глупово из той же повести Салтыкова-Щедрина «Органчик». Ингуши — народ с многовековой историей, знающий себе цену, всегда боровшийся за свое место под солнцем (безуспешно последние более чем 100 лет), никак не желающий мириться с правлением Евкурова, которому, как свидетельствует жизнь, глубоко безразлична судьба ингушского народа. Не желает народ мириться с Головой, когда он раздает территории РИ и при этом пытается лишить ингушей права выражать свое негативное отношение к подобного рода предательству интересов народа. Евкуров был бы рад иметь в лице ингушей граждан генетически слабых духом, не готовых бороться за равные права с другими народами, людей во всём покорных, безвольных. Но ему приходится «править» народом волевым, мужественным и свободолюбивым. Именно поэтому я назвал его неудачником.
   Впрочем, будь иначе, быть может, центр и не делал бы ставку на Евкуровых
   Я вряд ли пожелал бы даже врагу оказаться в положении Евкурова. С головой погрязший в финансово-экономических преступлениях, совершаемых им с позволения федерального центра, даже при огромном желании он не смог бы отклониться от заданной ему линии. Иначе ему прямая дорога в места не столь отдаленные, не взирая на все его прежние «заслуги». Ведь всем правоохранительным органам, и не только республиканским, хорошо известно о крупных хищениях его команды, о которых бьет в колокола общественность РИ.
 

                                                                                                                                      М-Р. Плиев
                                                                                                                                      март 2019 г.


Нравится(6)Не нравится(0)