Глава Республики Ингушетия практикует поведение «Диалогов с народом» в прямом эфире, видимо, подражая президенту РФ В.Путину. Естественно, «Диалог…» широко рекламируются во всех государственных СМИ. Впрочем, негосударственных в нашей республике раз два и обчелся. Резонанс от подобного «общения» Главы РИ с народом обычно продолжается месяцами. СМИ чуть ли не ежедневно готовят обширные репортажи о том, как главы муниципалитетов, руководители министерств и ведомств оперативно находят способы и средства для решения годами не решавшихся социально-экономических и иных проблем, после реакции на них Главы Республики на этих «диалогах». Что же касается вопросов, на которые глава не смог ответить в прямом эфире по причине их многочисленности, гражданам даются письменные ответы соответствующими ведомствами.
            Автор этих строк тоже обращался с двумя вопросами к Главе РИ к его «Диалогу с народом», прошедшем в сентябре 2017 г. Как я и ожидал, мои вопросы не были озвучены в ходе диалога, ибо честные ответы на них несомненно могли обнажить пораженческую линию поведения руководства республики в вопросах внешней политики. Справедливость подобного суждения подтверждается ответами на мои вопросы, которые я получил спустя два месяца после «Диалога».
С целью предупреждения разного рода кривотолков по поводу данной статьи со стороны чиновников руководства РИ, приведу полные тексты как моих вопросов, так и ответов на них:
            Вопрос: «В апреле 2017г. у полномочного Представителя Президента РФ в СКФО состоялось совещание на тему «О текущем положении в Пригородном районе и в г.Владикавказе». Какие изменения произошли в Пригородном районе и в г.Владикавказе после этого совещания в плане адаптации граждан ингушской национальности в общественную жизнь Осетии?»
            Ответ:

апап

Вопрос: «Устройство значительного числа граждан осетинской национальности на работу в нашей республике (МВД, Погранотряд, учреждения медицины и т.д.) свидетельствует о стремлении руководства РИ нормализовать взаимоотношения ингушского и осетинского народов. Отвечает ли руководство Осетии взаимностью? Если да, то, пожалуйста, конкретизируйте.»
            Ответ:

смсмсм

амими

Выводы, что естественно вытекают из ответа на мой первый вопрос, весьма печальны. Дело в том, что «План совместных действий органов государственной власти общественных и политических организаций республики Северная Осетия и Республики Ингушетия на 2017-2018гг.», о котором идет речь в ответе, был разработан в строгом соответствии с Протоколом совещания у полномочного представителя Президента РФ в СКФО, прошедшим 13 апреля 2017 г.
Не стану комментировать этот Протокол, т.к. мною это уже было сделано в статье под заголовком «Дискриминация по этническому принципу продолжается…», размещенной на сайте Совета тейпов ингушского народа. Скажу лишь, что этим Протоколом ингушской стороне отводится роль активизации «взаимодействия между осетинскими и ингушскими творческими объединениями». Но нет в протоколе и намёка на возвращение ингушского населения в Пригородный район и в г. Владикавказ, «вычищенного» в 1992 году военными силами государства и бандформирований обеих Осетий. Нет в Протоколе также ни слова не только о полноценном вовлечении ингушского населения в общественную жизнь Осетии, но и о лишении их элементарных конституционных прав во всех сферах жизни общества.
И даже этот беззубый, беспринципный, политически дистрофический «План совместных действий…», уже который месяц находится в стадии согласования с осетинской стороной. Она, осетинская сторона, игнорирует установки апрельского совещания в СКФО даже в части «взаимодействия творческих объединений» двух республик. Не иначе, что руководство Осетии осознаёт что даже такое взаимодействие может хоть в малой степени будировать в сознании ингушского населения мысли о том, что и в г. Владикавказ и Пригородный район исторически и де-юре являются составной частью Ингушской Республики.
Не менее печальны выводы, следующие и из ответа на мой второй вопрос. В нем, как вы заметили, перечисляются, чуть ли не пофамильно, служащие госучреждений и правоохранительных органов Пригородного района (о г.Владикавказе нет и речи). Подавляющее большинство из них учителя школы, а также работники правоохранительных органов сельских отделов МВД Осетии, в которых почти 100% населения составляют ингуши. Это — Куртат и Майское. Более того, здесь речь идёт о людях, устраивавшихся на работу в течение 25 лет, прошедших со времени этнической чистки ингушей Пригородного района и г.Владикавказ . Но никак о лицах, принимаемых на работу в органы правопорядка, госучреждения и т.д., как акт доброй воли осетинской стороны в ответ на действия руководства Ингушетии по трудоустройству лиц осетинской национальности в Республике Ингушетия.
Подводя итог своим комментариям по поводу ответов и.о. начальника Приемной Главы РИ Ф.Мислауровой, следует констатировать, что ответы эти не содержат ответов на поставленные мною вопросы. И в этом нет вины Ф.Мислауровой. Она всего лишь служащая, принимающая жалобы и заявления граждан. В связи с этим возникает закономерный вопрос: так чья же вина в том, что на, казалось бы, весьма простые вопросы у руководства республики не нашлось конкретного ответа? Вот на этот вопрос я и постараюсь дать развернутый ответ.
            Как известно, президент Российской Федерации дал главам регионов, особенно главам северокавказских республик, столько полномочий во всех областях жизнедеятельности, что они, главы регионов, чувствует себя абсолютными хозяевами. И не только чувствует, а являются. Взамен от них требуется: любыми способами держать население своих регионов в узде, чтобы народ, как бы не складывалась  его жизнь в экономическом, социально-политическом измерениях, не роптал, безмолвствовал. Для выполнения этой задачи главам регионов приданы в помощь все региональные силовые и «правовые» структуры. Что же касается воинских подразделений, дислоцируемых в республиках, краях и областях, то они находятся как бы в резерве.
            Глава Республики Ингушетия не является исключением из общего правила. Напротив, он как дисциплинированный военный, военный до мозга костей, по всей видимости, находится в числе глав северокавказских республик, которые исключительно благодаря своим качествам, способствующим усмирению населения, находится в числе фаворитов президента России. Так как же он выстраивает свою внешнюю политику? Этот вопрос должен был бы быть приоритетным для руководства Республики, если оно уважает Конституцию Республики Ингушетия, положа руку на которую наш Глава произнес клятву стоять на ее страже, во время своей инаугурации.
Вопросы внешней политики имеют для ингушского народа судьбоносное значение, ибо от того насколько принципиально и последовательно Глава Республики будет ставить вопрос территориальной целостности Ингушетии перед Федеральным центром, а особенно перед Президентом страны, настолько эффективным может оказаться реализация имеющихся институционных инструментариев правового характера, к которым относятся:

  1. Признание Российской империей еще в 1810г. права ингушского народа на земли, лежащие на правом берегу реки Терек;
    2. В соответствии с Конституцией ЧИАССР, утвержденной В.С. РСФСР, Пригородный район является составной частью ЧИАССР;
    3. Указ Президиума В.С. СССР от 9.01.1957г. Чечено-Ингушская автономия была восстановлена в границах, существовавших до ее ликвидации 1944 г.;
    4. Декларация В.С. СССР от 14 ноября 1989г. «О признании незаконными и преступными репрессивных актов против народов, подвергшихся насильственному переселению и обеспечению их прав»;
    5. Закон РСФСР «О реабилитации репрессированных народов» от 26 апреля 1991 г.;
    6. Постановление В.С. РСФСР «О порядке введения в действие Закона РСФСР «О реабилитации репрессированных народов» от 26 апреля 1991г.
    7. Ф.З. «Об образовании Ингушской Республики в составе РФ» от 4 июня 1992 г.;
    8. Решение Конституционного суда РФ от 16 сентября 1993 г. в соответствии. которым федеральным органам «Надлежит своевременно и неукоснительно выполнять все возложенные на них обязанности и поручения в соответствии с Законом РФ от 4 июня 1992 г. «Об образовании Ингушской Республики в составе РФ».
    Я далек от мысли, что руководство страны, в том числе и Президент РФ Владимир Путин, не ведает о существовании перечисленных правовых и законодательных актов. Однако они, прикрываясь мнимыми государственными интересами, а фактически в поддержку геополитических планах Осетии, демонстрирует явное пренебрежение государственными и региональными законам и Конституциями, как Российским, так и республиканским.
                В этой ситуации, казалось, Глава Ингушетии должен был бы быть обязан донести до руководства страны неколебимую волю ингушского народа вернуть в лоно Ингушетии все аннексируемые Осетией территории. Но этого не происходит. И нет надежды, что ставленник Кремля, строго следующий его установкам, поменяет внешнюю политику и политику внутреннюю, органично связанную с внешней. А установки Кремля заключается в том, чтобы народ ингушский, признавал лживый посыл об ингушской агрессии против Осетии осенью 1992 года, забыл о своей Родине; не будировал вопросы, связанные с возвращением в места прежнего проживания около ста тысяч ингушей, «вычищенных» из г.Владикавказа и Пригородного района; не поднимал бы вопросы жестокой, неприкрытой дискриминации ингушского населения, ныне проживающего в Пригородном районе; не ставил бы вопрос о беспрецедентном явлении, коим является нечеловеческий лозунг о невозможности совместного проживания ингушей и осетин, который действует на территории Осетии; не поднимал бы проблему контролируемого властными структурами Осетии процесса выдавливание ингушского населения из Пригородного района, который сопровождается так называемыми подставами, незаконными арестами и хищениями ингушей структурами МВД и ФСБ; что нельзя рассматривать иначе как своеобразную форму террора; наконец, не поднимал бы вопросы очевидной изоляции ингушского населения, его интеграции в общественно политическую и культурную жизнь Осетии.
                Ни один из этих вопросов не поднимался ингушской делегацией во главе с Главой РИ ни на федеральном уровне, ни на встречах с Президентом РФ и даже на совещании у полномочного Представителя Президента РФ в СКФО, проходившем в апреле текущего года в г. Владикавказе. Не ставит подобного рода вопросы Глава РИ  сам и не позволяет ставить их общественности республик.
                Приведу на этот счёт несколько примеров.
                На очередном совещании, прошедшем в СКФО, представитель ингушской делегации М-Г. Дзагиев заявил, что для нормализации взаимоотношений осетин и ингушей необходимо активизировать взаимодействие творческих объединений двух республик. В связи с этим возникает вопрос: неужто юрист высокой квалификации Дзагиев несведущ в вопросах правового, социально-экономического беззакония, чинящегося в Осетии против жителей ингушской национальности Пригородного района? Как бы не так! Этому юристу не хватило гражданского мужества заявить о всех тех острейших проблемах. В этом же духе прозвучал и его краткий спич на митинге, посвященном 25-летию т.н. осетино-ингушского конфликта. «Мы пришли сюда не для того, чтобы заявить о своей силе и мощи, хотя это тоже есть – мы пришли сюда, чтобы заявить: подобное не должно повториться никогда!» По этому поводу думаю будет уместно просветить юриста, возглавляющего Общественный Совет при главе РИ. Подобное не повторится никогда при двух обстоятельствах. Первое, когда вся территория, аннексируемая Осетией, будет возвращена в состав Ингушетии, а второе, если во Владикавказе и Пригородном районе не будет проживать ни один ингуш. В противном случае, какие бы заклинания Дзагиев не делал, опасность повторения очередного геноцида в отношении ингушей Пригородного района сохраняется.
                Еще один пример, достойный всеобщего общественного порицания. На национальном телевидении «Ингушетия» 30 октября прошла передача, где т.н. политический тяжеловес Я.Патиев брал интервью у Цороевой Мадины, доктора наук, автора многих трудов об истории ингушского народа. И вот, коснувшись своих творческих планов, она весьма деликатно выразила мысль о том, что мечтает о возвращении аннексируемых Осетией территорий. Искушенный «политический тяжеловес» вместо того, чтобы развить эту тему, поинтересоваться о том, как она видит разрешение этой проблемы, весьма искусно перевел разговор в другое русло. А ведь Патиев, как никто другой должен быть в курсе мельчайших подробностей причины, хода и последствий т.н. осетино-ингушского конфликта. Как в связи с этим не вспомнить высказывание классика русской литературы: «Поэтом можешь ты не быть, но гражданином быть обязан!»
                Особо следует остановиться на деятельности Парламента РИ. Общественность Ингушетии с первых дней восстановления нашей республики постоянно выражала обоснованное недовольство его работой. Но деятельность парламента РИ последнего созыва не поддается никакой критике. Достаточно сказать, что парламентарии нашего Народного Собрания отказываются принимать Закон, вносящий изменения в Конституцию РИ, которые бы определяли всю территорию Ингушетии, включая г. Владикавказ и Пригородный район, хотя парламент РИ, в соответствии с Конституцией РФ, является единственным полномочным органом законодательной власти, имеющий полномочия определить территорию Ингушетии.
                Такова печальная действительность. И так будет продолжаться до тех пор, пока ингушский народ не будут иметь возможность выбирать Главу своей республики на всеобщих прямых выборах.

                           Магомед-Рашид Плиев,
член Совета Тейпов ингушского народа
ноябрь, 2017

Нравится(3)Не нравится(0)