Лукавое зеркало статистики

Профессор Сибирского института управления РАНХ и ГС при президенте РФ Григорий Ханин в статье «Руководство страны опирается на ошибочные данные об экономике» обнажил удручающую картину со статистическими оценками важнейших показателей экономики России. К сожалению, при более полном и подробном анализе выясняется, что ситуация в стране ещё хуже. Ложная информация и спекулятивная имитация псевдокритических оценок грубо искажают истинное положение дел. Подмена достоверных статистических данных обещаниями и мифами усыпляет людей, отвлекая от решения насущных проблем, не позволяя принимать верные управленческие решения. Доказательств тому — тьма: ВВП не растёт, население нищает, перспектив не видно. Последнее самое наглядное проявление манипулирования данными, искажающими действительное положение дел в стране, — отчёт премьера Д.А. Медведева в Госдуме 24 апреля.

ДЛЯ ПОЛУЧЕНИЯ реальных полномасштабных данных приходится корректировать сотни и тысячи ныне недостоверно наблюдаемых, а то и откровенно фальсифицируемых показателей. Во многих случаях из-за полной непрозрачности статистики (не путать с опросами общественного мнения) требуется всеобщая инвентаризация, которой, не считая архаичную перепись населения и куцую сельскохозяйственную перепись, не было в России вот уже целых 60 лет.

Сегодня невозможно понять, как доподлинно обстоят дела в целом. А без видения целого судить о частном сложно, ошибочно и опасно. Нынешняя российская практика принятия решений это подтверждает. Достаточно сказать, что за 25 лет реформ в России уничтожено больше заводов и фабрик, чем за годы войны, и в разы больше потеряно людских сил, материальных и финансовых средств.

Опора на натуральные показатели, дающие более объективные оценки, — большое подспорье, но всего лишь подспорье. Мало помогают повышению достоверности и надёжности данных и широко распространяемые ныне экспертные оценки, так как они отражают мнение (всего лишь мнение), а не факты. А это совсем не одно и то же. Подавляющее большинство необходимых объективных оценок сегодня, увы, в принципе не может быть получено, а образующийся вакуум заполняется вымыслами и по преимуществу фальсифицированными оценками.

В целом объективно, полномасштабно и адекватно даёт картину глобальная зеркальная статистика, основу основ которой, как в бухгалтерском учёте, составляет двойная запись одной и той же операции или сделки двух взаимодействующих предприятий или стран. Она в принципе исключает возможность подмены или подтасовки данных в одностороннем порядке: ведь то, что кто-то за какие-то деньги продал, обязательно другой за те же деньги купил. Такая статистика — гарант обеспечения достоверности наблюдаемых данных, ибо она основана на возможности их взаимной проверки. К сожалению, зеркальная статистика как полноценный источник инструментального контроля достоверности данных у нас до сих пор не получила должного признания и применения. И поэтому неудивительно, что многие более достоверные и полные данные о себе, собственных проблемах и бедах мы до сих пор получаем… извне.

Приукрашивание и фальсификация действительности не спасают Россию от ухудшения экономической ситуации, а, напротив, усугубляют и отягчают ситуацию. На строгом юридическом языке такие действия квалифицируются как правонарушения и требуют не только статистической, но и суровой правовой оценки. Ведь выкарабкаться из затягивающей нас трясины кризисов путём затягивания поясов и с помощью точечных косметических улучшений невозможно. Позарез требуются полномасштабная и принципиальная оценка существующего положения, принятие и реализация кардинальных решений, предполагающих смену коренных социально-экономических приоритетов и обновление кадров.

ИМИТАЦИЯ борьбы с коррупцией, бесхозяйственностью, убыточностью и другими творимыми в стране безобразиями истощает её ресурсы. Олимпийские и другие убыточные стройки обескровливают экономику. Только по учтённым данным Счётной палаты РФ, систематические злоупотребления с государственными закупками, адресными инвестициями, налоговыми и таможенными платежами, авансовыми трансфертами поглощают треть всех доходов госбюджета. Круговая порука в назначении и переназначении кадров ангажированных и приближённых лиц без должного образования и элементарной профессиональной подготовки под благовидным предлогом кадровой ротации делает практически всю экономику по сути неуправляемой.

Представление российской власти об экономических показателях уже за пределами разума. Произвольно и многократно (по нескольку раз в год!) пересматриваются отчётные оценки объёмов и темпов роста. Нередко граничат с абсурдом допускаемые недопустимые колебания (от 2—3% до 7—8% и даже будто мы уже перегнали Китай — 14—15%). Что касается прогнозных оценок (в частности, оценки развития страны в период до 2030 года), то они определяются даже без надлежащих объективных оценок тех причин, которые препятствуют экономическому развитию. С ещё большей безответственностью и более недопустимыми погрешностями определяются источники, факторы и резервы повышения эффективности. Это неизбежно приводит к нерациональному использованию имеющихся материальных, трудовых и финансовых ресурсов.

Между тем резервы для развития страны есть. Например, сегодня в России 130 тысяч убыточных или неработающих заводов и фабрик, 42 миллиона гектаров пустующих земельных угодий, 12 миллионов (!) безработных, 15 миллионов лиц без определённых занятий… Существующие производственные мощности используются только на 55%. Консолидированный годовой бюджет потерь России составляет 1,5 триллиона долларов США. Годовые потери превышают весь годовой объём ВВП России. Эти резервы должны быть идентифицированы и в полном объёме задействованы на благо России.

Огромным резервом нашего развития является снижение коррупции, масштабу и причинам которой ещё только предстоит дать объективную оценку.

Коррупция существует во всех странах. И в России воровали всегда. Но такого уровня коррупции, как сегодня, в России не было за всю её историю. Вот некоторые факты:

— в 2016 году в международном рейтинге уровня коррупции Россия заняла 136-е место из 174 стран, оказавшись рядом с Нигерией, Камеруном, Киргизией; одна «радость»: Украина по уровню коррупции в том же рейтинге — на 142-м месте;

— «теневая» экономика составляет от 40 до 50%;

— примерно половина экспорта и импорта идёт «мимо кассы», бюджет страны ежегодно недополучает 70—80 миллиардов долларов в виде таможенных сборов и пошлин, или треть своего общего объёма. Например, по данным ООН, представленным РФ, в 2015 году наша страна поставила в США нефтепродуктов на 3 миллиарда долларов, а по данным, представленным США, они получили их из России на… 9 миллиардов долларов. Соотношение данных по поставке нефтепродуктов Россией Германии: 10,9 миллиарда и 27,1 миллиарда долларов. Получается: США и Германия получили от РФ в 2,6 раза (на 22,2 миллиарда долларов) больше углеводородов, чем мы им поставили;

— более половины крупной российской собственности зарегистрировано в офшорах;

— ежегодные потери на государственных закупках (пресловутая административная рента) превышают 1,2 триллиона рублей в год, или 9% всего госбюджета. Примерно во столько же обходятся России потери на отмывании денег, санации и ликвидации банков, завышении кредитных ставок и курсовой разницы и других попустительских схемах сомнительного обогащения. Например, как сообщил заместитель председателя Банка России М. Сухов на заседании Комитета Госдумы по финансовому рынку, потери предприятий в 72 российских банках с отозванной лицензией составили порядка 400 миллиардов рублей. Всего же за годы «реформ» были отозваны лицензии у 2,5 тысячи банков;

— консолидированный коррупционный бюджет России превышает 500 миллиардов долларов, или 40% годового объёма ВВП, и вместе с потерями выступает главным тормозом повышения темпов экономического роста, расширения ёмкости отечественного рынка, увеличения доходов и улучшения благосостояния населения.

СЕРЬЁЗНОГО УТОЧНЕНИЯ требуют оценки социального неравенства и бедности, объективный уровень и темпы роста которых ещё только предстоит установить. Имущественное неравенство в России является самым высоким в мире, за исключением малых народов Карибского бассейна.

Население нищает. По подсчётам экспертов Высшей школы экономики, в 2016 году трудности с покупкой продуктов или одежды испытывали 41% россиян (при этом у 11% жителей страны денег не хватает даже на продукты). По уровню минимального размера оплаты труда Россию обогнали беднейшие страны Европы: в 2016 году МРОТ в РФ равнялся 120 евро (7,5 тысячи рублей в месяц), в Болгарии — 235, в Румынии — 275, в Латвии и Литве — 380 евро.

Растёт экономическая зависимость России от иностранного капитала. Иностранцам принадлежит не менее 65% крупной российской собственности.

Под вопросом продовольственная безопасность страны. По данным министерства сельского хозяйства РФ, доля иностранного капитала в пищевой промышленности России уже составляет 60% и продолжает устойчиво расти. Как только на российском рынке появляется сильное отечественное производство или бренд, пользующийся популярностью у потребителя, они сразу скупаются иностранными корпорациями, которым принадлежит наибольшая доля в большинстве сегментов российского рынка продуктов питания и напитков:

• почти 60% рынка молока;

• более 70% рынка соковой продукции;

• порядка 80% рынка замороженных овощей и фруктов;

• более 90% рынка плодово-овощной консервации;

• более 80% рынка пивоварения.

Отечественные компании пока сохраняют лидерство на рынках мясопереработки и хлебобулочных изделий, однако и в данных сегментах прослеживается общая тенденция: поглощение более мелких компаний крупными корпорациями, в том числе — западными.

Даже предприятия — производители «исконно российских» товаров принадлежат иностранцам. Например, молочные продукты «Домик в деревне» и «Весёлый молочник», вода «Ессентуки», соки «Фруктовый сад», «Любимый», «Тонус», «Я», «Добрый», квас «Кружка и бочка», печенье «Юбилейное», шоколад «Воздушный» со слоганом «Россия — щедрая душа», вафельный торт «Причуда», конфеты «Коркунов» принадлежат США; «Простоквашино» и «Растишка», а также автомобиль «Лада» — Франции; конфеты «Белочка» и «Мишка на Севере» — Норвегии; мороженое «48 копеек» — Швейцарии; пиво «Балтика», «Невское», Жигулёвское» — Дании; пиво «Охота», «Три медведя» — Нидерландам; пиво «Клинское» — Бельгии и т.д.

Быстрыми темпами идёт разрушение российской индустрии. Численность работников машиностроения за 20 лет сократилась в 3,7 раза. Итоги действий российской власти за последние 25 лет подвёл минпромторг: «Во многих стратегических отраслях промышленности доля импорта в потреблении превышает 80%, что создаёт потенциальную угрозу как для национальной безопасности, так и конкурентоспособности российской экономики в целом. При этом наиболее перспективными с точки зрения импортозамещения являются станкостроение (доля импорта составляет более 90%), тяжёлое машиностроение (до 80%), лёгкая промышленность (до 90%), радиоэлектронная промышленность (до 90%), фармацевтическая и медицинская промышленность (до 80%)».

Рост доли импортной промышленной продукции на российском рынке начался в 1991 году и продолжается до сих пор. Её доля уже доведена до 80—90%. Соответственно, доля отечественной продукции упала до 20—10%. И она сокращается с каждым годом, несмотря на призывы и указания властей.

В России производить не выгодно. Например, тракторный завод, принадлежащий объединению «Ростсельмаш», находящийся в Канаде и получивший в 2012 году прибыль в размере 16,4 миллиона долларов, в российских условиях при существующей экономической политике имел бы убыток 21,7 миллиона долларов, то есть не мог бы работать. Именно налоги — главная статья, определяющая убыточность предприятия в России. Завод в Канаде в 2012 году заплатил в виде налогов 47,9 миллиона долларов, тогда как в России такой завод должен заплатить 74 миллиона, то есть на 26,1 миллиона долларов больше. На заводе в Канаде работают 14 бухгалтеров, а в России для такого завода требуется 65 бухгалтеров (на «Ростсельмаше» работают 200 бухгалтеров). К тому же в Канаде заводу дают кредиты под 2,3%, а электроэнергия в два раза дешевле, чем в России, и т.д.

Аналогичные результаты получены при сопоставлении налогового бремени на предприятия в России и США. В США нет налога на добавленную стоимость (НДС), а у нас он составляет 18%. В разных штатах США налог с продаж колеблется от 5% до 11% (производственников не касается), в США нет налога на имущество, а у нас — 2,2%. Приобретаемое оборудование стоимостью до 2 миллионов долларов в год в США списывается на себестоимость, у нас — сначала заплати 20% налог на прибыль, а потом постепенно амортизируй, социальные взносы у них — 13,3%, а у нас — 30%.

В США прогрессивный налог на прибыль предприятий — от 15% до 38% и прогрессивный подоходный налог — до 39,6%: чем беднее предприятие или гражданин, тем меньше ставки налогов. Предприятию дают «подняться», а лишь потом разумно «стригут». Более половины населения США освобождено от уплаты налогов. У нас, вопреки Конституции РФ (п. 2 статьи 7), берут 13% даже с доходов ниже прожиточного минимума. В результате налоговая нагрузка на малое производственное предприятие в США в 3—5 раз ниже, чем на такое же предприятие в России.

Россия испытывает острый недостаток средств для финансирования экономики, обороны и социальных программ, оценки которых противоречивы, отличаются особой непрозрачностью и требуют существенного уточнения.

У нас вопиющие диспропорции в развитии центра и регионов. Нашу экономику, прежде всего региональную, разрушают некомпетентность и безответственность кадров на всех уровнях и во всех отраслях. И, как следствие, низкое качество и неэффективное использование инструментов управления, в том числе налоговой, банковской, финансово-кредитной, таможенно-тарифной и судебной систем. Ещё острее эти проблемы дают знать о себе в промышленной политике, ЖКХ, имущественных отношениях, деофшоризации, конкуренции и демонополизации. Статистические оценки в этих сферах фрагментарны, непрозрачны, а большей частью вообще отсутствуют и на фоне мировой региональной статистики не выдерживают никакой критики.

Наконец, но не в последнюю очередь, официальная статистика не отражает действительное положение дел и требует коренного пересмотра при оценке ключевых макроэкономических показателей современного развития. Сейчас различия в оценках подчас достигают предельных значений и должны квалифицироваться как неприемлемые.

Выверенные статистические оценки позволят не только глубже проникнуть в существующие в стране проблемы, но и более точно выявить скрытые резервы роста. Появится возможность определить конкретные инструментальные и административные меры по их вовлечению в экономический оборот уже в ближайшие годы.

 

Автор: Михаил АБРАМОВ

Источник: http://gazeta-pravda.ru/archive/issue/45-30542-28-aprelya-3-maya-2017-goda/lukavoe-zerkalo-statistiki/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

%d такие блоггеры, как: